Новини

12:30, 30 Травня 2017

Оксана Сыроид поставила оценки Президенту, парламенту и мэру Измаила

В понедельник Измаил посетила Оксана Сыроид — народный депутат Украины 8-го созыва, вице-спикер парламента. Приезд политика такого уровня в такие далекие города вызваны двумя причинами: что-то открывается или инспекция. И первый вопрос был о том, что стало причиной появления Оксаны Ивановны в Измаиле.

– Мой приезд не связан ни с первым, ни со вторым, ни с третьим (выборы). Но основа работы политика – работа с людьми!

В практике западных государств каждый политик привязан к политической силе и округу – к тем людям, которые ему доверяют и поддерживают. Например, недавно я познакомилась в Яворово с американским сенатором из Оклахомы, который на своем округе избирается сорок с лишним лет. Ему – почти 80. И он прилетел из США, чтобы встреться и поговорить со своими избирателями – ребята из Оклахомы, которые работают рейнджерами и обучают наших военных, а потом вернется домой и расскажет, как тут, в Яворово, этим ребятам.

Долгое время работа политика воспринималась как элитарная. Но сегодня пришли те, кто может ездить в метро, умеет разговаривать с людьми и работу политика воспринимает иначе. Я стараюсь быть с людьми.

Мы были в Сарате, Татарбунарах, Килии – и в Измаиле. Цель – узнать Бессарабию и посмотреть на людей и услышать их проблемы.

– И какие особенности вы увидели?

– Люди, на самом деле, везде одинаковы. Они переживают о внедрении медицинской реформы, об объединении громад. Да, в Бессарабии есть этнический фактор – тут есть села албанские, болгарские, молдавские, украинские. Но государство не объяснило, что объединение – это не ассимиляция, а возможности для развития. К сожалению, есть политики, которые спекулируют на этом и говорят: «Вы не можете объединяться, потому что вы – разные». Но различия этнические или религиозные не имеют ничего общего с возможностью вместе строить регион, громад и государство.

Чтобы сохранить регион и государство, мы должны акцентировать на общем – на том, что нас объединяет. Надо быть мудрее. Время от времени смотреть на Восток и тот ужас, который там происходит, и понимать, что мы не должны там быть.

Что еще? Инфраструктура. Дороги, которые есть, означают изоляцию. Потому что даже клубнику они не могут никуда вывезти. Туда не хотят приезжать инвесторы. Дороги для этого региона критичны для развития всего!

Как и для медицинской реформы. Мы должны создавать госпитальные округа, но не при этом нельзя допустить, чтобы больной умирал в дороге – на ямах. Поэтому мы будем говорить с правительством, премьер-министром, и.о. министра здравоохранения о том, чтобы инвестировать как можно больше средств в инфраструктуру Бессарабии.

Приятно поражены Измаилом – мы тут впервые. Город – под очень хорошим качественным управлением, и это видно по газонам, тротуарам, паркам. Это чувствуется!

– Вопрос реформы здравоохранения в значительной степени зависит от кадрового обеспечения. У нас кадры стареют, уже сегодня нет ряда специалистов… Как заманить сюда кадры и как медицинскую реформу подкрепить кадрами?

– Мы слышали о кадровом голоде в Измаиле. Идея реформы, которая только начинается, состоит не только в укрупнении госпитальных округов. На первом уровне должен работать семейный врач и ургентная медицина. На втором уровне, которым, как я понимаю, должен стать Измаильский госпитальный округ, – стационар широкого профиля. Третий уровень – на уровне областных центров и медуниверситетов должна быть специализация (нейрохирургия, онкология), которая требует максимальных инвестиций. На ставку врач ехать в Измаил не хочет. Но деньги должны идти за пациентом: он заключает договор с врачом, и после этого этот врач будет получать деньги, предназначенные на лечение пациента. Я уверена, что много врачей останется без пациентов. В том числе, хороших. Но хороший врач приедет в Измаил, где есть хорошие парки и где есть пациенты. Врача мотивируют деньги. Это – естественный способ мотивации. Второй путь – то, что может власть: дать служебное жилье. Главное – чтобы пациент выбирал. Врач – как священник: он приехал, отслужил. Если он остается в громаде, то может купить жилье или взять в аренду. Город не должен покупать жилье – он не благотворительная организация.

Хорошо, что вы сказали и я буду говорить с и.о министра, чтобы решит проблему.

– Пенсионная реформа – вторая тема, которая волнует всех…

– Пока мы не видели Пенсионной реформы как таковой – мы не видели модели. То, что премьер-министр говорит о необходимости поднять пенсии, так это решение было принято еще в 2011 году об индексации пенсий и, к сожалению, не выполнялось 6 лет. И это – не реформа и не подвиг, а обязанность, опоздавшая на много лет. Мы людям задолжали давно. Солидарная система – когда один работающий, который платит налоги, содержит пенсионеров, и сегодня – примерно полтора пенсионера. Пройдет немного времени, и один работающий будет содержать два пенсионера. Молодое поколение говорит, что надо отказаться от пенсий и перейти на помощь тем, кто не может себя содержать, а прочие – у них есть дети, сбережения и так далее.

Но как будет правильно, можно лишь рассчитав математическую модель.

Есть то, что надо сделать, чтобы система работала. Пенсионный фонд сегодня много «съедает» на администрирование самих выплат. Есть миллион-полтора мертвых душ – тех, кто умер, но продолжают получать пенсионные выплаты. Нужна перепись, нужен реестр физических лиц, и это поможет выяснить, сколько мы теряем на субсидиях и прочих социальных платежах. Надо думать, что делать со специальными пенсиями: солидарная система не может дифференцировать пенсии. Сегодня нам правительство предлагает общую формулу «от стажа» – но так нельзя.

– Вопрос о языковых квотах. Мы – в многонациональном регионе, и русский язык тут – язык общения. Пока речь идет об украинском и русском языках – это политика. Когда пойдет речь о других языках?

– Вы правы. Языковая политика, навязанная Украине, акцентировала на противостоянии украинского и русского языков. Но от этого надо отойти. Есть два государства.

Есть поколения, которые учили то, что учили – и тут насиловать не надо! Но растет новое поколение, которое по-иному смотрит на эту тему и учит язык и относится к этому нормально. Государственный язык – инструмент государственности. Есть Гимн, Флаг, границы, территория и есть язык. Надо гарантировать чтобы этот язык был качественным . Мы давно говорим о необходимости принятия закона о нацменьшинствах – чтобы дать возможность развиваться – в том числе, культурно. Дать доступ к медиа, образованию языками меньшинств – но в соответствии с украинской программой (а не так, как, например, на Закарпатье где есть образование на венгерском, но на основании венгерских учебников). Но есть много нацменьшинств, которые говорят, что их устраивает русский язык. И в этом – манипуляция! Думаю, что мы должны уделять внимание больше тем нацменьшинствам, кто хочет развивать свое национальную среду.

– Как с позиции права и демократии вы оценивает закрытие доступа к соцсетям?

– К российским, уточню. Мы его должны были принять в феврале 2014 года. Это вопрос национальной безопасности и гигиены: как мы моем руки, так мы должны думать, чем мы пользуемся. Но формально мы до сих пор не признали, что Россия – оккупант и оккупировала наши территории. И это выбрасывает Украины за пределы Конституционного строя. Потому что Конституция говорит: если есть угроза, должно быть введено военное положение. Не приняв решение своевременно, мы вошли в гибридный мир. И солдаты наши фактически воюют… Надо принять закон об оккупированной территории. И если мы его примем, то получим логику решений – о санкциях, о запрете георгиевских лент, о введении визового режима с Россией, об ограничении деятельности определенных организаций, или мы имеем риск не знать новых ограничений.

– Оценивая работу Генпрокурора, Вы поставили ему «0». Какую оценку Вы поставите парламенту и правительству?

– По 12-балтной шкале – 5 – 6 баллов. Потому что этот парламент по своему качеству – лучший за всю историю новой Украины. Важно, как парламент контролирует, как правительство собирает деньги и тратит их. К сожалению, парламент слабо – но он старается.

…А правительство – какой парламент, такое и правительство.

Парламент должен контролировать, как правительство собирает и тратит деньги. Надо вырасти. У нас две исполнительные власти: одну возглавляет премьер, вторую – Президент. Объем денег, который контролирует Президент, – больший, чем тот, что контролирует премьер. Но премьер – под контролем парламента, а Президент – нет. И у нас есть постоянная угроза скатывания в авторитаризм.

…А завершилась беседа неожиданно – оценкой журналистам СИТИ.

– Вам – большой комплимент за высокое качество вопросов. Думаю, что люди оценивают ваш высокий профессионализм.

Игорь Бутров, Ирина Королькова